Борьба с журналистами-расследователями в России сейчас идет по нескольким направлениям: заводят уголовные дела, стараются обрубить источники финансирования (в том числе через закон о нежелательных организациях), а также создают юридические основания для блокировки таких расследований в интернете. 

1 июля был подписан и опубликован закон, который позволяет решением прокуратуры заблокировать по сути любое расследование, герои которого обвиняются в совершении преступлений. Для этого герой публикации должен будет обратиться в прокуратуру и объяснить, почему он считает публикацию недостоверной. Запрос должен быть рассмотрен в генеральной прокуратуре, после чего та, признав его обоснованным, должна потребовать у Роскомнадзора, чтобы этот орган обратился с требованием удалением публикации. Если она не будет удалена, то ресурс должен быть заблокирован. Речь таким образом о внесудебной блокировке. Решение прокуратуры уже постфактум может быть обжаловано в суде, и если вдруг суд удастся выиграть, то блокировку отменят.

Закон, судя по всему, собираются применять более-менее точечно, раз для принятия решения нужна подпись Генпрокурора или одного из его заместителей. В то же время, заместители Генпрокурора есть в федеральных округах, то есть такие внесудебные блокировки могут проводиться даже на региональном уровне, без централизованного решения. 

По этому закону может быть заблокировано почти любое крупное расследование, выходившее в последнее время. Условному Колокольцеву для этого даже не нужно самому писать заявление на имя генпрокурора — достаточно попросить кого-нибудь из упомянутых в тексте лиц. Что уж говорить про людей вроде Евгения Пригожина, которые с удовольствием будут пачками писать заявления в генеральную прокуратуру.

Еще раз уточню, что блокировка будет производиться без судебного решения, то есть у журналистов не будет никакой возможности хотя бы попытаться доказать в суде свою правоту. Никакой публичности в этом процессе не предусмотрено. Тот или иной чиновник или олигарх может просто договориться с одним из замов генпрокурора или самим генпрокурором и получить решение о блокировке.

Правда, по-прежнему непонятно, как это должно работать в отношении YouTube или других крупных соцсетей. Они, как мы знаем, и решения российских судов выполняют не всегда, а уж решения прокуратуры явно будут иметь еще более низкий статус. Добавится еще одно основание для блокировки YouTube? Их и так уже хватает, но ясно, что решение о блокировке будет чисто политическим, а какой юридический повод для него найдется — не так важно. Но вот заблокировать сайты "Проекта", "Важных историй", "Медузы" или любого другого СМИ станет куда проще.

Дмитрий Колезев

t.me

! Орфография и стилистика автора сохранены

Уважаемые читатели!
В последнее время система комментариев, существующая на нашем сайте, перестала работать благодаря очередным "улучшениям" со стороны Фейсбука. Мы пытаемся решить эту проблему. Будьте, пожалуйста, терпеливыми!
А пока можете оставлять свои комментарии в нашем Telegram-канале https://t.me/kasparovru
Спасибо, что вы с нами!